Архив за Ноябрь, 2008

Тяжело быть директором

02.11.2008

Шарашкина контора – это то место, где я работаю. Я работаю директором. Директор в нашей конторе имеет такие привилегии, как право подписи и собственный кабинет площадью три на два метра.
Раньше у меня была секретарша, которая умела отвечать на звонки, наливать кофе и заваривать «доширак» (в лучшие времена «биг ланч»). Несмотря на обилие талантов, Марину никто не брал на работу, и к нам она пришла от отчаяния. Видимо, её природная скромность и хромота отпугивали работодателей, или секретарша в их понимании, должна была выглядеть иначе. Печатать Марина не умела, зато «косынку» раскладывала с закрытыми глазами. Но пришло время, когда её компьютер ушел за долги по аренде, и Марина на работе стала откровенно скучать. Этот ли факт, или что-то иное тут сказалось, но теплым июльским вечерком, получив январскую зарплату, Марина исчезла в неизвестном направлении и больше не появлялась.
Впрочем, я не сильно расстроился. Честно говоря, мы с ребятами даже слегка отпраздновали (две «Столичной», банка шпрот и батон с майонезом) это событие. Ведь тяжело общаться с девушкой, которая, глядя на тебя, одним глазом почему-то всегда смотрит куда-то вверх. Из-за этой её особенности все клиенты, разговаривавшие с Мариной, видимо от непривычки, постоянно оглядывались, думая, что кто-то стоит позади. Да и кофе она вечно расплёскивала.

Смотреть экспонат музея »

Такая работа

01.11.2008

Я сидел на поросшем мхом валуне и бросал в реку мелкие камушки, которые положил возле себя неровной горкой. Волнистые круги разбегались в разные стороны, превращая в рябь водную гладь. Легкие волны тихо шлепались о борт моей лодки, привязанной неподалеку цепью к колышку, вбитому в прибрежный песок. Скучно сегодня — за всю ночь всего десяток клиентов. Да и те какие-то неправильные — молчаливые, угрюмые. Слова не вытянешь.
«Ну, — ободрил я сам себя, — еще не утро и даже не день. Может, еще появится кто интересный».

Я снова стал кидать камешки, стараясь попасть в одно и тоже место, чтобы круги шли один внутри другого.
Неожиданно под высокими сводами пещеры эхо разнесло звук шагов. По берегу кто-то брел. Определенно мой клиент, других здесь все равно не бывает. Молодой парень, на вид лет двадцати пяти. Судя по камуфляжной форме с нашивками, с расплывшимся темным пятном на правой стороне груди — военный. Я молча наблюдал, как он приближается. Коротко стриженные светлые волосы, голубые глаза, добродушное лицо, крепкая фигура. Рукава закатаны до локтей, походка упругая, уверенная. Интересный экземпляр.

Смотреть экспонат музея »