Три слова



загрузка...
|

- Ты возьмешь меня в жены? – ночное сообщение из уснувшей аськи вывело меня из состояния полудрёмы. С чего бы это? Полгода водить меня за нос, не подпускать близко, но и не отпускать далеко. Объяснять про какую-то настоящую любовь, которая якобы есть. Говорить, какой я хороший, как она меня ценит и если бы не Он… Он… Я не знаю этого человека, но всеми фибрами души его ненавижу. В наших с Ней отношениях Он как бревно посреди дороги или собака на сене. Это Он научил Её держать человека на поводке, в подвешенном состоянии – ни друг, ни любовник. Потому что, сам делает с Ней то же самое. А Она. Она… первая девочка в моей жизни, на которой бы я, не покривя душой, женился. Я действительно Её любил. Или пытался верить в это….

Если пытался, то уж очень правдоподобно, переиграл даже самого себя. Почему? Почему именно «в жены»? Почему не «встретимся», «поговорим», «давай попробуем»? Вроде замуж я Её не звал, хватило ума оставить это внутри себя. А, да и чёрт с ним. Всё равно я берёг предложение как козырь для финального разговора. Да или нет. Пан или пропал…

- Не молчи! – снова ожила аська. — Я понимаю, что поступаю как шлюха, предлагая себя тебе, но я уже больше так не могу. Ответь хоть что-нибудь, только не молчи!

Может, таким образом, Она хочет навсегда порвать с Ним? Сжечь все мосты? А что дальше? А есть ли разница? Лучше однажды иметь и потерять, чем не познать никогда. Наплевать!
Руки сами легли на клавиатуру. «Да! Но, не хочешь это для начала обсудить. Ты точно уверена, что готова к этому?».
- Да! Да??? Господи, как я счастлива! Наконец-то!!! Милый, как я тебя люблю! Да что нам обсуждать? Сколько можно этих слов? Давай просто будем счастливы. Давай прямо завтра пойдём в ЗАГС и распишемся. А родителям потом всё объясним.
- Но надо же сначала подать заявление, подождать. Так вот сразу не женятся. Есть же определённые законом сроки. К тому же, как же свадьба? Ты же сама говорила, что хочешь провести этот день как принцесса, в белом платье.
- Да к чёрту платье. К чёрту всё! Чего – то ещё ждать… сколько можно. Сделай что-нибудь, ты же мужчина. Давай распишемся и уедем куда-нибудь. Хотя бы, к моей бабушке в Крым. Она хорошая, она поймёт…
- Давай я тебе хотя бы позвоню, по телефону поговорим.
- Нет, не надо. Я … я боюсь, что не смогу это повторить по телефону. Мне проще писать. Извини. Я всё, клянусь, всё скажу тебе при встрече.
Вот скорости у девочки, за ней и мысль не успеет. Буквально 5 часов назад был «лучший друг», а теперь уже «любимый, не могу…». Она там что, обкурилась? Ну, если это очередная Её шутка, я Ей сердце вырву.
- Не молчи! – аська снова выбросила в ночь очередное послание. — Ты точно решился?
- Давай, моя сумасшедшая. Когда, где, во сколько?
- У Дворца Бракосочетаний, в 9 утра. Чего ждать?
- Ладно. Я приду. Но смотри, если это…
- Не бойся. Никаких «это». Я долго думала, прежде чем тебе написать. Я там буду.
Остаток ночи прошёл в раздумьях. Я сидел, курил сигарету за сигаретой и думал, что никогда не пойму этот женский пол. В душе поселилось сомнение, никогда не подводящая интуиция до хрипоты кричала, что это подвох, но желание хоть одно мгновенье обладать Ею, заставило всё и вся заткнуться. Я действительно решился.
В ЗАГСе я был уже в половине 9-го. Надел лучший костюм, по дороге купил у сонной продавщицы цветы. Кольца взял у родителей. У них скоро должна была быть золотая свадьба, и в её честь они купили новые, чтобы по традиции обменяться ими. Я понимал, что поступаю неправильно, но в 8 утра купить кольца было нереально, да и времени их искать уже не было. По дороге снял с пластиковой карточки все деньги, которые там были. Этого должно было хватить на взятку регистраторше, дорогу и на первое время. А потом… да пошло оно, это потом!
Когда я вошёл, полусонная регистраторша поправляла причёску. Заметив меня, чуть улыбнулась, спрятала зеркальце и сказала: «Здравствуйте!»
- Здравствуйте. Я и моя девушка решили пожениться. Зарегистрируйте нас, пожалуйста.
- Замечательно! Поздравляю Вас с этим важным и прекрасным шагом в жизни. А где Ваша девушка?
- Она сейчас подойдёт. Так распишете?
- Конечно! – регистраторша открыла календарик и начала его перелистывать. – Пишите заявление. Я так понимаю, что пожениться Вы хотите уже в следующем месяце. Вам какое число больше подойдёт?
- Нет, вы немножко меня не поняли. Нам надо сегодня расписаться. Мы уезжаем. Далеко. Надолго.
- Ну, так же не делается… нет, я так не могу. Ваша девушка что, беременна?
- Да нет. Пока нет. Понимаете, это не совсем стандартный случай. Вот…, — и боясь, что регистраторша не станет больше со мной разговаривать, протянул ей всё что было, всю тоненькую пачку тысячных купюр.
- Ну вы даёте, — вид денег произвёл волшебную перемену в поведении регистраторши. – Господи, дверь-то прикройте, — пачка со стола перекочевала в недры сумочки. – Вы хоть уверены в своих чувствах?
- Думаете, если нет, я бы тогда здесь стоял?
- Хорошо, пишите заявление. Без даты… дату я сама потом какую надо поставлю. Так и быть, пошлину тоже сама оплачу, напутаете ещё чего. Когда Ваша девушка появится — сразу, мышками, ко мне. Быстренько, у меня на полдесятого другая регистрация. Я так понимаю, мы у меня в кабинете, по-скромному?
- Да! – вмиг заполнив форму заявления, я пулей вылетел из кабинета и уже с лестницы прокричал: «Спасибо! Вы спасаете наши жизни!»
Как только я вышел на крыльцо ЗАГСА, подъехало такси, и из него вышла Она. У меня перехватило дыхание, настолько Она была прекрасна в открытом платье, с наспех сделанной причёской. Последние сомнения остались где-то позади.
Она поднялась на ступеньки и осмотрелась. Заметила меня. Я сделал шаг вперёд и протянул Ей цветы. Всё внутри меня ликовало: через несколько минут моя мечта станет моей женой!
Заметив меня, Она тоже сделала шаг вперед, и Её улыбка почему — то сменилась удивлением. Она протянула руку к цветам, потом, словно обжегшись, убрала.
- Привет. А что ты здесь делаешь?
- Здравствуй! – червячок сомнения шевельнулся где-то внутри. – То же, что и ты.
- Ты тоже женишься? Ой, как здорово! А кто она? Почему мне ничего не говорил? И почему тогда цветы мне?
- Ты издеваешься? «Кто она!», — передразнил я Её. – Догадайся раза хотя бы с третьего.
- Постой, — в Её глазах было недоумение. Вдруг, это недоумение сменилось ужасом. – Господи, что я натворила! – она прижала кончики пальцев к губам и на её лице сверкнули слёзы. – Так это был ты…
- То есть я? – внутри меня всё опустилось. – А кто это должен быть?
- Понимаешь, у вас с Ним номера аськи почти одинаковые. Только последняя цифра отличается. И одинаковая привычка ники не прописывать. Только номер и всё. Я думала, что пишу Ему, а это был ты. Так вот почему всё так легко получилось. Я сама до последнего сомневалась, что здесь кого-то встречу, думала, это Его очередная злая шутка. Ну почему, почему я не позволила тебе позвонить…
- И что нам теперь делать? – я уже начинал не на шутку злиться. – Я всю ночь не спал, выкурил, наверное, пачки три сигарет, своровал у родителей их обручальные кольца, чуть не выбил в цветочном киоске стекло, пока будил продавца, подкупил регистраторшу. Нас же ждут!
- Никто нас не ждёт, — она обречённо опустилась на ступеньку. – Я думала, что ты – это Он. Всё, всё к чёрту…
- Слушай, Ты, — внутри меня всё кипело. – А мне куда душу прикажешь девать? Тоже к чёрту отправить?
- Да нет, зачем же. Прости, прости меня, идиотку. Ты такой хороший, а я… Господи, какая я дура! Я не могу, не умею, недостойна быть счастливой. — Слушай, — она подняла на меня заплаканные глаза. – После всего, что я натворила, после всех моих выходок, моих дурацких слов, скажи честно, что ты ко мне чувствуешь?
- Знаешь, — сказал я сквозь зубы. – Все мои чувства к тебе можно охарактеризовать всего тремя словами.
- «Я тебя люблю»? — улыбнувшись сквозь слёзы, она начала подниматься со ступеньки.
- Нет, — ответил я, выбрасывая цветы в урну. – Пошла на х#%!
© Поручик Ржеffский


|



Оставить комментарий