Новенький



загрузка...
|

– Новенький? – внимательно прочел пропуск охранник.
– Фамилия такая у меня. – кивнул Олег. – Буду работать тут.
– Может и будешь.. – хмыкнул охранник. – Обожди пока. Мне позвонить надо..

Олег отошел от вахты и закурил, любуясь вывеской у проходной и пробуя на вкус звучание фразы «Здравствуйте. Я работаю в дурдоме.».

– Простите, я услышала… Скажите, вы здесь работаете? – у обратившейся к Олегу женщины обнаружилось красивое лицо, волнующий голос и конверт в руках.
– Мы у дурдома, мадам. – ухмыльнулся Олег. – Было бы гораздо хуже, если бы я рвался туда как пациент. Работаю. Сегодня первый день вот.. Санитар я. Не пускают пока. В сумашедший дом не пускают…

– Я могу вас попросить, а? У меня письмо. Для Терехова. Из 3-й палаты. Я вас очень прошу. Это важно очень. Это письмо всего лишь. Вы можете даже открыть. Ну я вас очень прошу. – забубнила женщина, чуть не насильно вручая конверт. – Это просто письмо…
– Да передам. Если письмо только. – принял конверт Олег. – А вы ему кто?
– Уже никто! Хахаха! – засмеялась женщина и бросилась бежать от проходной, заливаясь истеричным хохотом и выстукивая каблуками «Янки Дудль».

– От вас, по-моему, сбежала женщина. – вернулся Олег к проходной.
– Ага. Видели. – закивали на вахте. – Взял письмо, Новенький?
– Взял… А это запрещено разве?
– Ну что ты? Кто ж тебе запретит-то, смелый санитар? – загыкала довольно охрана. – Проходи давай. Пока тебе чего похуже не вручили… И это… Аккуратней там.
– А… А куда мне? – спросил Олег.
– В дурдом! – заржали на вахте. – К главному корпусу дуй. Там расскажут.

Вертушка тревожным скрипом напомнила Олегу, что «там» надо быть аккуратнее и что в охране, как правило, служат черствые, но ленивые люди, которым лень смазать скрипящую вертушку. «К главному корпусу» гласил указатель, недвусмысленно давая понять, что к главному корпусу надо ломиться не по дорожке, а через густой кустарник.

– Давайте не будем преждевременно сходить с ума. – предложил сам себе Олег и решил идти по дорожке.
– Это разумно очень и даже где-то похвально. – отозвались из кустов. – Но и затягивать с безумием не стоит.
– Ох ёё. – охнул Олег от неожиданности. – Нельзя так пугать людей…Это хулиганство.
– Бросьте. Я ж вам не показывался на глаза. – сказал голос. – Чего вам бояться? А хулиганство – это если бы я в вас камнем кинул и сбежал.

– Я от неожиданности больше… А вы вообще кто? – поинтересовался Олег.
– На этот счет есть разные точки зрения. – спокойно ответил голос. – С точки зрения современной медицины – я сумашедший. С вашей точки зрения – я голос в кустах. С точки зрения моей бывшей жены – я человек, который украл ее лучшие годы жизни. С точки зрения моей мамы – я бедный и испуганный ребенок, который не выдержал скотского к себе обращения со стороны жестокого мира. С точки зрения…

– А с вашей точки зрения вы – кто? – невежливо перебил Олег.
– Человек-хамелеон. Ну или хамелеон-человек. Не думаю, что это важно. – представился голос.
– И что такого ужасного, если вы хамелеон? – хмыкнул Олег.
– Вы когда-нибудь видели хамелеона? – скептически осведомился голос. – А хамелеона-человека? То-то же.
– А мне кажется – вы обыкновенный больной человек. – сказал Олег и заглянул в кусты.

Несмотря на густоту кустарника, очевидно было, что в кустах никого нет.
– Это глупые шуточки! – строго сказал Олег. – Где вы прячетесь?
– Я по вашу сторону кустов! – грустно сказал голос буквально в ухо Олегу. – Просто вы меня не видите. Потому что вы – обыкновенный зашоренный санитаришко.
Олег дернулся обратно и вновь никого не увидел.
– Что за шуточки такие! – возмутился он и быстро зашагал к корпусу.
– Вам налево от фонтана. Там указатель есть. – опять сказали где-то совсем рядом.
– Отвали, псих! – огрызнулся Олег.
– В следующий раз в рыло дам, хамло! – спокойно пообещали за спиной и послышались удаляющиеся шаги.

Олег оглянулся – на дорожке по-прежнему не было никого.
– Нэльзя идти вперед, постоянно оглядываясь назад! – с кавказским акцентом сказали впереди.
– Отстань! – вновь подпрыгнул от неожиданности Олег и моментально потерял дар речи.
Иосиф Виссарионович Сталин в неизменном френче стоял на дорожке, курил трубку и мирно улыбался в усы.
– Что значит это отстань? Кто так отвечает на добрый совет, а товарищ? – спросил Сталин.
– Не может быть… – прошептал Олег. – Вы очень похожи…
– На кого похож товарищ Сталин? – по-отечески улыбнулся Отец Народов.
– На Отца Народов! На гениального Вождя! – решил не спорить с очередным сумашедшим Олег. – Здравствуйте, Иосиф Виссарионович.
– Новенький? – прищурился Виссарионыч.
– Да. Это фамилия такая у меня. – автоматом выдал Олег и вытянулся во фрунт. – Мне в главный корпус сказали…

– Идите, идите. – понимающе кивнул Сталин. – Работа – есть работа. А потом сразу ко мне. У меня к вам пара вопросов есть.
– Слушаюсь! – гаркнул Олег и рысью помчался к корпусу.
…..
– … вот! Это безумие какое-то. Почему они все ходят без присмотра?! – возмущенно брызгал слюной Олег. – Это ж порядок должен быть хоть какой-то.
– Все под присмотром, салага! – ответил старший санитар Семеныч. – Ты кого видел-то? Кого? Хамелеона видел?
– Не видел я его! Слышал только. Он же прячется. – возразил Олег.
– Ну да. Он же Хамелеон. Его не видно вообще. Как за ним уследишь-то? Да он и безвредный. Гуляет себе и все. – пожал плечами Семеныч.
– А Сталин?! – взвыл Олег. – Его тоже не видно?
– Ты думай о чем говоришь! – рявкнул Семеныч. – Это ж Сталин! Кто его в палате удержит-то? Думаешь своей головой?

– Да какой Сталин? Вы тут все больные что ли? – ошарашенно спросил Олег.- Я спрашивал – это Старинов Василий Семеныч. Обычный больной. Думает, что он Сталин.
– Ага. Обычный больной. – кивнул Семеныч. – До тебя тут Саня работал. Санитаром тоже. Наорал на этого обычного больного. Пытался в палату вернуть.
– И что? – не дал выдержать паузу Олег.
– Ничего. Ночью увезли Саню из дому. На черной машине.
– Как увезли? Куда? – не понял Олег.
– Кто ж его знает куда? Увезли и все. Нету Сани в городе. Вот и думай. – пожал плечами Семеныч. – И Хамелеон тоже, вроде, обычный больной. Ан вот был, был и нет его. Как растворился. Я сам видел.

– Не бывает такого! Ну не бывает и все. Не верю я. Вы разыгрываете меня.
– Угу. Я тоже не верил. Пока не увидел. И ты пока не верь. – понимающе кивнул Семеныч.- Пока не увидишь сам – не верь. А со Сталиным осторожнее все-таки. Мой тебе совет.
– Спасибо. Я постараюсь. А там поглядим. – согласился Олег.
– Вот и молодец. А теперь давай со мной пройдемся. Я тебе покажу – кто, где, чего. Буйных посмотрим. А?
– Конечно. Только мне в третью надо заскочить – письмо передать. – показал конверт Олег.
– Артаксерксу? – побледнел Семеныч.
– Неа. Терехову какому-то..
– Артаксерксу! Ты нормальный?! – закричал Семеныч. – И что там написано?
– Я не читал…- опешил Олег от такого напора. – А что случилось-то? Подумаешь, письмо..
– Не письмо, а Весть! И ты – Вестник. А Артаксеркс – Персидский царь. – Семеныч вправду был напуган. – В Персии знаешь чего делали с гонцом, принесшим дурную весть? Башку рубили. И как тебя угораздило…

– Очень смешно. Запугать новенького санитара – это традиции. Надо только что-то более умное придумать. А то с отрубанием башки – это уже дурость какая-то.
– И очень запросто, сынок. – Семеныч сочувственно смотрел на Олега. – Ты ж в дурдоме. Кто психам судья-то? Возьмет, да оттяпает. Чего ему.. Он ж царь.
– Чем оттяпает-то? Вы психам топоры выдаете? – участливо спросил Олег.
– Не. Топоры – они сами. Откуда-то..Ты бы письмо глянул. – посоветовал Семеныч.
– Так может и ну его, это письмо? Выкину, да скажу, что не было никогда? – предложил Олег. – Откуда он узнает-то?

– Неа. – отмахнулся Семеныч. – Так хуже. За утерю Вести – точно убьет. А так, есть шанс, что Весть хорошая. Тогда, наоборот – наградит он тебя. Так что, конвертик-то глянь? Хотя, конечно, дело твое. Персидская рулетка – это тоже круто..
– Фарфор сейчас не в моде – прочел Олег. – И все. Это какая Весть? Добрая?
– Не знаю. Тут вопрос надо знать. – задумался Семеныч. – Может и добрая.

В дверь сунулся кто-то в белом халате и закричал:
– Семеныч, Артаксеркс гонца спрашивает. Срочно требует! Злой такой.
– Ну… Идти тебе надо. – сказал Семеныч и перекрестил Олега. – Злой он, слышишь? Лучше сам иди. А то отведут… Хуже будет тогда. По коридору сейчас и направо сразу. И поуважительнее с ним. Царь все-таки. И это… Прощай, если что.

Семеныч вытолкал Олега из комнаты и закрыл дверь.
– Это вы гонец? – схватила Олега за руку миловидная медсестра.- Где вы ходите-то? Он же ждет. Давайте быстрее. Вы же не хотите, чтоб меня высекли?
Она тащила Олега по коридору и причитала:
– Чуть-чуть быстрее, молодой человек. Я с вами потом встречусь. Если вам повезет. Сходим куда-нибудь. Посидим. И телефон дам. Только, ради бога, быстрее, а?
У двери с цифрой 3 она остановилась, поправила прическу, постучала и крикнула:
– К вам Гонец, о Величайший из царей!

И, не дожидаясь ответа, втолкнула Олега в палату.
– Где ты ходишь, раб? – рявкнул с койки на Олега встрепаный невзрачный мужичонка, которого обмахивали опахалами двое санитаров.
– Я, вашсиятельство… Я первый день. – забубнил Олег. – Я еще не знаю где тут и чего. А так я торопился. Бежал…. Меня Сталин задержал! Вот!
– Письмо! – рявкнул псих.
– Что письмо? – притворился Олег. – Кстати, меня всегда интересовало…. Как вы относитесь к фарфору? Не лично вы, конечно, но такие вот великие цари…
– Письмо, раб! – закричал опять больной.
– Я могу зачесть! – сказал Олег. – Ради вашей безопасности! Мало ли какие там микробы…
– Письмоо!
– Вот оно! Танцуйте! Этот танец умилостивит богов! Боги почты не осерчают! – торжественно провозгласил Олег.
– Боги? – поднял бровь Артаксеркс.
– Они! – сурово кивнул Олег. – Лестно им, когда уважение показывая, ритуально танцует равный им Царь Всея Персии Богоподобный Артакс…Антра.. Ксеркс!
– Нууу. – заупрямился царь. – Я без музыки не могу…

– Я могу вместо вас! – предложил Олег. – Только мне надо знать… Чтоб танец получился… я не смогу танцевать в честь письма ответа, если не знаю вопроса.
– Всего-то? – повеселел царь. – Вопрос был – Ненавидит ли мир фарфор как ненавижу его я?
– Оооооууууу! – запел радостно Олег и запрыгал по палате. – Спасибо вам Боги Почты!!
– Это что за скачки? – нахмурился Царь.
– Это танец такой, о Великий! Танец благой Вести! Возрадуйся! – прыгал и махал руками Олег. – Ибо обрадует тебя Весть!
– Не томи, раб! – закричал Царь. – Что там? Ну?!
– Фарфор сейчас не в моде! – торжественно прочел Олег и поклонился.
– Вот тебе и капец! – злобно прошипел Царь. – Это очень плохая весть, раб. Ты расстроил меня очень.
– Да почему плохая-то? Почему? – чуть не разрыдался Олег. – Весь мир ненавидит фарфор так же как вы!
– Я не смогу продать эту кружку! – показал Артаксеркс кружку.- Кто ее купит теперь, а? Кто, я спрашиваю? Считай – нет у тебя головы уже. НЕ-ТУ! Понял?
– Чашка алюминиевая! Не фарфоровая она! – закричал Олег. – Тебя обманули! Тебя подло обманули!
– хммм. – задумчиво осмотрел кружку Царь. – И вправду… Надо же… Уже 15 лет у меня, а я и не видел. Так меня обманули?!!!
– Боюсь, что так, Царь. – скорбно поклонился Олег.
– О Боги! Какая дурная Весть!!! – завыл Артаксеркс.
– Но вам повезло!!! – радостно закричал Олег. – Аллюминий сейчас в моде!
– Правда? – недоверчиво посмотрел Царь.
– Абсолютная! Все знатные люди пьют из алюминия, едят из алюминия. – увещевал Олег.- Одного царя свергли даже за то, что ел с золота. Вы Царь – у вас алюминий. И мир в порядке полном!

– Хмм.. Я рад. – довольно протянул Артаксеркс. – Тебе полагается награда! Подойди, раб.
– Улыбка царя – достаточная награда! – пафосно провозгласил Олег.
– Я сделаю тебя свободным! – не менее пафосно провозгласили Царь.
– Не надо нам. – отказался Олег. – Зачем мне свобода? Самому искать кому отнести письмо? Не расчитывать более на награду? Не надо. Могу взять золотом. Или деньгами.
– Хорошо! – согласился Царь, подошел к Олегу, сунул ему что-то в карман халата и потрепал по щеке. – А вы, похоже удержитесь на этой работе, Новенький.

– Я приложу все усилия, Царь! – гаркнул Олег.
– Терехов моя фамилия. – засмеялся сумашедший.
Грохнули хохотом санитары с опахалами.
– Я знал, что это развод! Сволочи! – пробурчал Олег и ругаясь побежал к Семенычу.
– Очень смешно, Семеныч! Милые развлечения. – выпалил он в лицо Семенычу.
– Развели? – спросил Семеныч с абсолютно серьезным лицом.
– Развели. – сказал Олег и сунул руку в карман. – И наградили. Камешком каким-то.
– Изумруд это, Олег. И немаленький. Повезло тебе. – протянул Семеныч.
– Но.. Откуда?..

– Между прочим, в современном мире топор найти легче, чем изумруд. – кивнул Семеныч.- Так что повезло тебе, Олег.
– По-моему, замечательно для первого дня! – материлизовался за столом непонятно откуда Человек-Хамелеон. – Только вам к Сталину надо. Ждет уже. Тоже не сахар, на мой взгляд..

(с) frumich


|



Оставить комментарий